Год:
2021
Месяц:
Январь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Судом отказано во взыскании материального вреда, причиненного изъятием имущества, компенсации морального вреда

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

п. Переяславка 19 марта 2020 года

 

Суд района имени Лазо Хабаровского края в составе председательствующего судьи Петровской Е.В., с участием истца ФИО1, представителя ответчика ОМВД России по району имени Лазо ФИО3, действующего на основании доверенности, при секретаре Богомаз Т.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к отделу министерства внутренних дел Российской Федерации по району имени <адрес>, Министерству внутренних дел Российской Федерации о возмещении материального вреда, причиненного изъятием имущества, компенсации морального вреда,

 

установил:

 

Истец ФИО1 обратился в суд с иском к отделу министерства внутренних дел Российской Федерации по району имени <адрес> с требованиями о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда, указав, что ДД.ММ.ГГГГ, получив согласие ФИО1 на демонстрацию компьютерной техники и невзирая на его возражения против ее изъятия, оперуполномоченные ОУР ОМВД России по району имени <адрес> ФИО5 и ФИО6 проследовали к месту его жительства, где незаконно изъяли компьютерную технику. Компьютерная техника была возвращена в июне 2013 года, однако находилась в неисправном состоянии и была возвращена в неполном комплекте. Действиями ответчика, связанными с незаконным изъятием компьютерной техники, ему были причинены нравственные страдания, выразившиеся в причинении горя, обиды, стресса, волнений и излишних переживаний. Вместе с тем, в результате незаконных действий ответчика в течение продолжительного времени он не имел возможности пользоваться компьютерной техникой, и ее возвращение в неисправном состоянии и неполным комплектом причинили ему существенный материальный вред. Просит взыскать с ответчика компенсацию причиненного морального вреда в размере 200 000 рублей, материального вреда в размере 100 000 рублей.

Определением суда к участию в деле в качестве соответчика привлечено Министерство внутренних дел Российской Федерации.

Истец ФИО1 в судебном заседании заявленные требования поддержал в полном объеме по доводам, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика ОМВД по району имени Лазо ФИО3 исковые требования не признал на основании изложенных в отзыве на исковое заявление доводов, согласно которым истец указывает, что изъятая компьютерная техника была возращена ФИО1 в июне 2013 года в неисправном состоянии и неполном комплекте. Исходя из этого, истец узнал о нарушении своего права в июне 2013 года, в связи, с чем срок исковой давности начался с июня 2013 года. Следовательно, истцом нарушен срок исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенных прав, в связи, с чем исковые требования не подлежат удовлетворению. Согласно ответа прокуратуры гражданину ФИО1 при изучении материала проверки КРСП установлено, что изъятие ноутбука, модема МТС и внешнего жесткого диска производил следователь СО по району имени Лазо СУ СК России по <адрес>. Материалами проверки факт повреждения компьютерной техники сотрудниками полиции не установлен. Истец не представил доказательств повреждения его имущества и причинно-следственной связи между повреждением имущества и действиями сотрудников полиции. Кроме того, истцом не доказана незаконность действий и вина должностных лиц ОМВД России по району имени Лазо, которые привели к нарушению его личных неимущественных прав и посягающих на нематериальные блага. Истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о тяжести понесенных нравственных страданий, которые бы соответствовали размеру требуемой истцом компенсации морального вреда, доказательств наличия прямой причинно- следственной связи между действиями должностных лиц и моральными страданиями истца, если таковые имели место. Доводы истца о том, что действиями ответчика, связанными с незаконным изъятием компьютерной техники, ему были причинены нравственные страдания, необоснованны, так как должностные лица ОМВД России по району имени Лазо указанное имущество не изымали, в связи, с чем не могли причинить ему нравственные страдания. Решение об изъятии и возвращении имущества принимает должностное лицо, в чьем производстве находятся материалы проверки, в данном случае следователь Следственного комитета. Действия сотрудников ОМВД России по району имени Лазо не признаны в установленном порядке незаконными.

Ответчик МВД России извещен о дате и времени рассмотрения дела надлежащим образом, просило рассмотреть дело без участия представителя министерства, представило письменный отзыв на исковое заявление, в котором указывает, что согласно ответа прокуратуры у ФИО1 сотрудниками органов внутренних дел никакие предметы не изымались. Изъятие ноутбука, модема, жесткого диска произведено следователем СО по району имени Лазо СУ СК России по <адрес> в ходе проведенного осмотра места происшествия. Осмотр места происшествия проведен старшим следователем СО по району имени Лазо с участием истца. Ход и результаты осмотра зафиксированы в протоколе осмотра места происшествия, указано изъятое следователем имущество, ноутбук, модем, жесткий диск. Таким образом, должностными лицами ОВД указанное имущество не изымалось, никакие связанные с ним решения не принимались, права истца не нарушались, имущественный вред не причинялся. У истца отсутствуют основания для требования компенсации морального вреда. Материальный ущерб и его размер не доказан. Причинно-следственная связь между действиями ОВД и заявленным материальным ущербом, вина сотрудников ОВД отсутствует, размер имущественного вреда документально не подтвержден и не доказан. Истцом пропущен срок для подачи иска. Срок исковой давности начался с июня 2013 года, то есть с момента возвращения ему компьютерной техники в неисправном состоянии и неполном комплекте. Доказательств уважительности причин пропуска срока истцом не представлено.

При таких обстоятельствах, с учетом мнений участников судебного заседания, суд считает возможным рассмотреть дело без участия представителя ответчика МВД России.

Выслушав пояснения истца, представителя ответчика ФИО3, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему выводу. В силу ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Одним из способов защиты гражданских прав является взыскание компенсации морального вреда (ст. 12 ГК РФ).

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (ст. 151 ГК РФ).

Согласно п.п. 1, 2 ст. 1064 ГК РФ, определяющей общие основания гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.

В силу п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами гл. 59 (ст. 1064 - 1101 ГК РФ) и ст. 151 ГК РФ.

Статья 1101 ГК РФ предусматривает, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Положения ст. ст. 12, 151, 1064, 1069, 1099, 1101 ГК РФ, в их взаимосвязи, направлены на обеспечение восстановления нарушенных прав граждан и юридических лиц, защиту прав потерпевших в деликтных обязательствах, реализацию требований ст. ст. 46, 52 и 53 Конституции РФ, и предполагают возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, при наличии общих и специальных условий, необходимых для наступления данного вида деликтной ответственности.

Как разъяснено в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Таким образом, для наступления деликтной ответственности казны Российской Федерации должно быть доказано наличие ряда специальных условий: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда; причинная связь между двумя первыми элементами; вина причинителя вреда. При этом истец должен доказать факт причинения ему нравственных страданий, а также причинно- следственную связь между предполагаемыми моральным вредом и незаконными действиями должностных лиц.

Судом установлено, что от оперуполномоченного ОУР ОМВД России по району имени Лазо ФИО6 поступил рапорт об обнаружении признаков преступления, согласно которого в ходе проведения проверки по материалу КУСП стало известно, что ФИО1 совершал действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего ФИО7 Проведение проверки в порядке статей 144, 145 УПК РФ поручено следователю ФИО8 Как следует из объяснения ФИО9 примерно в период 2010-2012г.г. он поддерживал отношения с ФИО10, и её сыном ФИО11. К ФИО11 у него никакого сексуального интереса нет, как и к остальным людям, кроме женского пола. Ранее он был судим со статьям 132 и 135 УК РФ и сделал для себя выводы. ФИО7 он ничего интимного характера не предлагал. У него в личном пользовании находится портативный компьютер, через который он выходит в сеть Интернет. Данный компьютер он может предоставить. Каких-либо материалов, содержащих порнографические сведения в его компьютере нет. Он не отрицает факт того, что случайно мог зайти на сайт с порнографической продукцией и могли остаться файлы с расширением «.log». Личных порнографических фотографий у него нет. Фотографий ФИО7 у него нет.

Согласно заявлению ФИО1, он не возражает против осмотра его ноутбука в жилище.

Согласно расписке от ДД.ММ.ГГГГ, и.о. начальника ОУР ОМВД России по району имени Лазо ФИО5 получил от ФИО11 ноутбук «Aser», модем, внешний жесткий диск«Segate».

Согласно протоколу осмотра места происшествия ДД.ММ.ГГГГ, в период времени с 15 часов 50 минут до 16 часов 50 минут следователем ФИО12, в присутствии понятых ФИО13, ФИО14, с участием ФИО1, и.о. начальника ОУР ОМВД России по району имени Лазо ФИО5, произвел осмотр служебного кабинета СО по району имени Лазо СУ СК России по <адрес> по адресу <адрес>. Осмотром установлено, что на столе в кабинете находится ноутбук, устройство модем, устройство жесткий диск. Со слов ФИО1 данные вещи принадлежат ему. Указанные вещи изъяты, упакованы и опечатаны. Замечаний и дополнений от участвующих лиц не поступило.

Следователем ФИО15 направлены в отдел криминалистики СУ СК России по <адрес> на компьютерно-техническое исследование портативный компьютер-ноутбук «Aser PAWFG», жесткий диск и устройство модем для определения, содержаться ли на указанных устройствах файлы, содержащие графические и видео изображения порнографического характера.

Согласно расписке ФИО1 он получил от следователя ФИО16 ноутбук, жесткий диск и модем, изъятые в ходе ОМП. Не был возвращен удлинитель USB, ПО WINDOUS7 негодное, было произведено вскрытие ноутбука, отсутствуют крепежные болты.

Согласно заключению служебной проверки, проведенной по жалобе ФИО9 на неправомерные действия сотрудников ОУР ОМВД России по району имени Лазо ФИО5 и ФИО6 в части доставления его в отдел полиции, факты неправомерных действий со стороны указанных сотрудников полиции не нашли своего подтверждения.

Согласно постановления заместителя руководителя следственного органа по району имени Лазо СУ СК России по <адрес> об отказе в возбуждении уголовного дела, по материалам процессуальной проверки КРСП № ск-13 доводы ФИО1 о неправомерных действиях сотрудников полиции при его доставлении в отдел полиции, в следственный отдел по району имени Лазо СУ СК России по <адрес>, в также в части изъятия принадлежащего ему предметов не нашел своего объективного подтверждения и материалами проведенной проверки опровергнут.

Кроме того, данные доводы ФИО1 были предметом неоднократного рассмотрения вышестоящим руководителем следственного органа, прокуратурой района имени Лазо, органами суда, по результатам рассмотрения которых, ФИО1 отказывалось в их удовлетворении.

Согласно ответа на обращение ФИО1 по результатам проведенной проверки установлено, что оперуполномоченными ОУР ОМВД России по району имени <адрес> ФИО5 и ФИО6 ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 доставлен к следователю СО по району имени Лазо СУ СК России по <адрес> для дачи объяснения по материалу проверки по факту противоправных действий в отношении несовершеннолетнего ФИО7 Во время опроса ФИО1 предложили продемонстрировать имеющуюся компьютерную технику, на что он дал согласие.

После этого, оперуполномоченные проехали по месту его жительства и забрали ноутбук, модем МТС и внешний жесткий диск, которые они привезли в следственный отдел. Затем следователь в рамках осмотра места происшествия изъял указанные предметы. Вместе с тем, оперуполномоченными ОМВД России по району имени Лазо при получении и передаче следователю вышеуказанных предметов нарушены положения ч. 1 ст. 144 УПК РФ, поскольку в ходе доследственной проверки изымать предметы в порядке, установленном УПК РФ, уполномочено лицо, в чьем производстве находятся соответствующие материалы, в данном случае – следователь Следственного комитета.

Как следует из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (п. 2).

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом (п. 3 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ).

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, то есть представлены сторонами. Разрешая гражданско-правовой спор в условиях конституционных принципов состязательности и равноправия сторон и связанного с ними принципа диспозитивности, осуществляя правосудие как свою исключительную функцию (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ), суд не может принимать на себя выполнение процессуальных функций сторон.

Статьей 67 ГПК РФ предусмотрено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, а решение суда основывается на совокупности всех представленных сторонами доказательств.

Таким образом, оценка относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности является исключительной прерогативой суда.

Исследовав представленные сторонами доказательства с учетом указанных положений закона, суд приходит к выводу о недоказанности истцом факта причинения ему нравственных страданий, а также причинно-следственной связи между предполагаемыми моральным вредом и незаконными действиями должностных лиц.

Доводы истца о том, что он испытывал стресс, горе, обиду, волнение, не подтверждают факт причинения ему морального вреда именно в результате действий должностных лиц ОМВД России по району имени Лазо. Доказательств в обоснование своих требований, отвечающих признакам относимости и допустимости, суду истцом представлено не было.

При этом сам по себе факт признания незаконным бездействия (действий, решений) правоохранительных органов безусловным основанием для компенсации морального вреда не является.

Таким образом, учитывая, что в ходе судебного разбирательства суду не было представлено доказательств, подтверждающих причинение истцу физических и нравственных страданий действиями сотрудников правоохранительных органов, которые нарушили бы личные неимущественные права истца, то оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда при установленных обстоятельствах у суда не имеется.

Статьей 1064 ГК РФ предусмотрено право гражданина на возмещение вреда, причиненного его имуществу.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Исходя из положений ст. 15 ГК РФ убытки являются формой гражданско-правовой ответственности, и взыскание их возможно при наличии определенных условий, в том числе: наличие вины второй стороны и причинно-следственной связи между наступившими последствиями и противоправным поведением ответчика.

Согласно п. 12, 13 постановление Пленума Верховного Суда РФ от N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

По смыслу приведенных норм лицо (потерпевший), защищающее свои гражданские права путем возмещения убытков, причиненных государственным органом, органом местного самоуправления либо должностными лицами этих органов, должно доказать совершение этим органом или его должностным лицом противоправных действий (бездействия), возникновение у потерпевшего убытков и их размер, причинно-следственную связь между действием (бездействием) и его последствиями.

Истцом не представили суду доказательств, подтверждающих возникновение ущерба, то есть повреждение его имущества, того, что он произвел или будет производить расходы на ремонт компьютерной техники, размер расходов, а также наличия причинно-следственной связи между действиями ответчиков и повреждением имущества.

Кроме того, в ходе разбирательства дела ответчиками ОМВД России по району имени Лазо, МВД России заявлено о применении к требованиям истца последствий пропуска срока на обращение в суд за разрешением спора.

В соответствии с п. 1 ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 ГК РФ.

В силу ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Исходя из оснований заявленных к ответчику исковых требований о возмещении материального ущерба, суд приходит к выводу, что о нарушении своего права истец узнал в июне 2013 года. Между тем, с исковым заявлением ФИО1 обратился в суд в сентябре 2019 года, то есть более чем через 6 лет.

Доказательств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска предусмотренного ст. 196 ГК РФ срока при подаче данного иска в суд, истец не представил и не просил восстановить пропущенный срок.

Суд, с учетом заявления представителя ответчика о применении последствий пропуска истцом срока на обращение в суд, приходит к выводу о пропуске ФИО1 срока обращения с требованием о возмещении материального ущерба.

Вместе с тем, доводы ответчиков о пропуске процессуального срока на обращение истца в суд с требованием о компенсации морального вреда признаются несостоятельными, поскольку основаны на неверном толковании норм права.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

В пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" также разъяснено, что на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, если они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других материальных благ.

Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного суда РФ, данными в п. 15 постановления N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца - физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела.

При таких обстоятельствах, оценив материалы гражданского дела, представленные сторонами доказательства в совокупности, с учетом бремени доказывания, отказывая по существу в удовлетворении требований истца о компенсации морального вреда, суд также не усматривает оснований для удовлетворения иска в части компенсации материального вреда по мотиву пропуска срока на обращение в суд за защитой своих прав.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ,

 

решил:

 

В удовлетворении иска ФИО1 к отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации по району имени Лазо Хабаровского края, Министерству внутренних дел Российской Федерации о взыскании материального вреда, причиненного изъятием имущества, компенсации морального вреда отказать.

Председательствующий Е.В. Петровская

 

Хабаровским краевым судом данное решение оставлено без изменений.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России